Back to USSR

В СССР

 

Делать в самолёте нечего… Капец, понесло:

Всё чаще в сетях встречаются ностальжирования по былому СэСээРу — от умеренных, до, прям таки, агрессивных.
Кроме очевидной бессмысленности, у этих стенаний есть два ингридиента, как мне кажется: Первое, Ностальгия по детству/юности/молодости, которые «…так искренне любили и верили в себя». (далее…)

Бригада №9

ремонт мира

Эти гнусные пробки провоцируют мою графоманию. И я теряю над ней контроль:

Бригада №9

Вчера по радио услышал мельком,
Что рядом где-то тут, на самом деле,
Прям в городе у нас, с названьем редким
Есть улица «Бригады номер девять». (далее…)

Лоскутный полёт.

Heaven

Облако-дым под облаком-небом.
Кем бы я был, коль собою бы не был?
Сквозь мир с облаками-мечтами лечу
С визитом к слепому глухому врачу.

Металл самолёта рвануть не даёт
В короткий и яркий последний полёт —
Навстречу красот отражённым лучам,
Которые где-то раскинулись там.

(далее…)

Новый год!

Тьмы низких истин нам дороже
Предновогодний шум и гам.
Ничто прозренью не поможет,
Когда его не хочешь сам.
/Это эпиграф был

ded-moroz-efremov

Благодаря предновогоднему гаймориту у меня появилось некоторое количество беспризорного времени. Лёжа на кушетке под капельницей, вместе с антибиотиками, хорошо усваиваешь праздничное настроение. Там «унутре» оно перебраживает и исторгается наружу в виде тосто-куплето-беспонтовок:

Сквозь мороз и хиус гнусный
Ковыляет старец грустный.
Мимо льда и ям в асфальте,
С ёлкой мёртвою — вы гляньте (далее…)

Реклама «Союзплодимпорт», 1973

fb_img_1475808321159

Чудесная эта «пятничная» картинка с «великорусской тоской» на лицах моделей и жёстко сервированным столом вызвали во мне следующий неуклюжий комментарий: (далее…)

День Пионерии!

19 мая

Какое утро, такой и стих:

Вы в себе ли, мамаша?
Вас мигрени не мучат?
Что есть сил, отдохнули
На детишках пузатых.
А спохмелья очнувшись,
Толстым слоем припудрить
Вы спешите дороги,
И кривые качели,
И пеньки от деревьев,
И дворцы среди грязи.
Вы, мамаша — Природа!
А не вздорная баба.
Так возьми себя в руки,
Не сутулься, не хныкай.
Не срослось с поколеньем,
Занимайся грядущим.
Может, те поумнее
Подрастут и займутся…
Ну, хоть  чем-нибудь нужным.
И тебе и себе, блин.

P.S. Да, да. Опять снег.

 

Телепорт

Уже, кстати, я и сам переживаю по поводу того, что чего ни коснись — ассоциации мои ретивые неминуемо устремляются в розовощёкие девяностые. В чём причина такого их поведения? В том ли, что я интуитивно «со дня на день» ожидаю реинкарнации этих самых девяностых, только уже без розовых щёк, но с толстой жопой (и у них и у меня)? Или всё дело в банальном кризисе среднего возраста?

КэЭсВэ ты моя, кээсвэ…
Дорогая, шути, улыбайся!
Не буди только память во мне
Про волнистую рожь при луне.

Потому что я с севера, что ли?

Нда. В общем, чёрт с ним, с самоанализом, вернёмся к повествованию… И так, в далёкие пресловутые девяностые, некто Слава по имени Зёма, будучи обычным студентом обычного политеха, имел удачную подработку — подвизался ночным сторожем и, по совместительству, истопником в общественной бане на Бебеля. Тогда ещё было очень много общественных бань и совсем мало необщественных саун. Уже тогда баня на Бебеля слыла аксакалом среди своих облупившихся коллег. То ли ещё пленные японцы её строили, то ли ссыльные казаки, или даже дядька Дубенской — тут фантазия завсегдатаев, подогретая паром и смоченная пивом, бушевала всегда и поныне остаётся неуёмной. (далее…)

Perfect Day

IMG_5943_

19/08/2015 — он так старался, чтобы остаться в моей памяти, что я вынужден удовлетворить его настойчивость.

6:00 Свежее солнечное утро, обещающее ясный тёплый день. Августовская туманная дымка сдабривает момент таинственностью, а обильная роса, омывая ступни, бодрит и заставляет проснуться, чтобы я смог в должной мере оценить почти застывшую красоту момента — лучи солнца, замершую листву, вкус ягоды. Доброе утро хорошего дня. (далее…)

Родина летом

Последний паром. Успели.

Сквозь вечерние пятничные пробки, сквозь ограничения скорости и двойную сплошную, минуя алчных блюстителей и неуклюжих вонючих лесовозов, мчался я, опаздывая на последний паром, четыре сотни километров. Преодолевая голод, естественные надобности и неимоверные колдобины дорог Енисейского запендюйства. Потому что на Родину, навстречу семье и к нему… послебанному квасу!

Квас стоял в холодильнике, в запотевших стеклянных банках в огромном количестве. На вкус он был точно такой, каким должен быть квас — в меру сладковатый, достаточно кислый, ядрёный ровно настолько, насколько нужно. Хрестоматийное чудо, сконцентрированное в прохладном двухлитровом плену. (далее…)