Вольный город (предрассудки и Пауль)

Hamburg«Нас Гамбург встречает прохладой, Нас ветром встречает река…»
«Из далека-долга течёт река Эльба…»

В Гамбурге нас поселили бюджетно — в каком-то турецком квартале, где было по-немецки чисто, но по-эмигрантски неуютно. Вокруг полно интересных каналов и мостов, но речь сегодня пойдёт не об архитектурном облике этого великого города-порта, а обо всякой ерунде. Как мне нравится.

Герб Гамбурга

Герб Гамбурга

Основная группа коллег с раннего утра отправилась созерцать и исследовать гигантский высокотехнологичный порт, а мы с тёзкой из Самары остались в гостинице завершить неотложные дела. Дров нарубить, воды натаскать, котлы отдраить, гречу от проса перебрать. Пока выполняли эту ответственную и перспективную работу, коллеги колесили по городу в удобном автобусе, а нам пришлось их догонять на метро.

Местное метро сильно отличается от любого российского. Во-первых, оно почти всё проложено над землёй. Местами, просто как обычная железная дорога. Кое-где пути прикрыты от жилых массивов искусственными насыпями так, что поезда идут в овраге, склоны которого поглощают шум. Ну и, много где, особенно в центральной части города, полотно «надземки» возвышается на эстакадах. Некоторые из инженерных сооружений построены ещё в начале прошлого века и выглядят очень впечатляюще — много кованого металла в заклёпках. Второе основное отличие нам бросилось в глаза сразу, как только мы добрались до станции и попытались сесть в поезд. Шли-шли по указателям и неожиданно оказались на перроне, безо всяких эскалаторов и турникетов. Непорядок. И турникеты, и сторожевых бабушек мы честно поискали, но нет — заходи кто хочешь, езжай куда вздумается.

Схема скоростного рельсового транспорта. (Я отказываюсь называть это метрополитеном.)

Схема скоростного рельсового транспорта. (Я отказываюсь называть это метрополитеном.)

Едва мы смирились с этой утратой и пережили слом стереотипов, как наступила пора платить за проезд. Что тоже оказалось совершенно нетривиальной задачей для пары обитателей российских мегаполисов — живой тётеньки в окошке обнаружено не было. Да и окошка, как такового, тоже. Но мы ж анженера, айтишники и бизнес-администраторы — две штуки. Пошли изучать интуитивно-непонятный интерфейс билетной кассы. Схема тамошних станций ничего общего с гениальной инфографикой российских метрополитенов не имеет — сплошная «диаграмма спагетти». Ситуация осложняется тем, что городские поезда наглухо интегрированы с пригородными электричками и… вообще непонятно, где у них тут заканчивается «пригород», а начинается междугороднее сообщение? Вся обширная сеть на схеме поделена на зоны. Цена билета зависит от дальности поездки, времени суток, дня недели и от социальной группы пассажира! Ещё бывают проездные… на три страницы мелким шрифтом разных типов проездных.

St. Pauli

St. Pauli

И ещё небольшой, но значимый нюанс — абсолютно вся информация представлена на немецком языке, ни одного английского слова! А нам из всего объёма знаний, необходимого для пользования общественным транспортом, известно только одно — мы должны попасть на станцию St Pauli. Вскоре запасы нашей законопослушности иссякли, мы купили себе два самых дешёвых билета и, на всякий случай, бросили жребий — кому биться на полу в конвульсиях, а у кого пена изо рта пойдёт при встрече с контролёром. Кто-то нас обнадёжил, что, не смотря на большие штрафы за безбилетный проезд, местные контролёры снисходительно относятся к туристам и идиотам.

Парк аттракционов на St. Pauli

Парк аттракционов на St. Pauli

Как ни странно, мы быстро и без приключений добрались до этого легендарного места. Святой Павел, в честь которого назван район города, окочурился бы при одном взгляде на происходящее тут ночью. Хотя, возможно, я и преувеличиваю — не такими уж святошами были эти древние святые. А вот сколько бы вёдер пены могла б произвести прямо с думской трибуны одна ханжа, популярная в современном российском законотворчестве! Как бы тряслась её некрасивая голова, и слюни, вылетая изо рта, прошивали бы насквозь по три-четыре толстопуза вместе с депутатскими креслами! Ещё один её коллега, такой же «сладкий Ми», наверняка бы тоже нашёл здесь занятие по интересам. Жаль, что никто их сюда не привёз до сих пор — что-то они стали выдыхаться.

Металлическая башня

Металлическая башня

Всё дело в том, что прямо от станции метро, минуя парк аттракционов, и в сторону набережной — расположены восемьсот метров концентрированного порока, под названием Reeperbahn. Улицу Репербан завсегдатаи фамильярно именуют Kitzler, что в переводе с немецкого означает «клитор». Днём здесь открыты магазины, торговые центры, театр, полицейский участок и музей эротического искусства, в котором собрана шикарная коллекция живописи и скульптур от эпохи ренессанса до модерна. А вот с наступлением ночи, улица вспыхивает огнями, взрывается звуками и на посетителя со всех сторон обрушивается крамола: начиная от рекламы интим-бутиков, стриптиз-клубов и казино, и заканчивая воплями зазывал публичных домов и пип-шоу. В специально отведённом закоулке, куда не пускают женщин и детей, даже организованы витрины с вереницей проституток. В общем, посещать Репербан с детьми или Милоновым я бы ни в коем случае не советовал. Местечко составляет достойную конкуренцию Патайской walking-street и амстердамскому кварталу красных фонарей.

"Разврат"

«Разврат»

По всей видимости, девиз вольного ганзейского города «Свободу, что добились для нас наши предки, достойно пусть с честью хранят потомки!» подразумевает и бережное сохранение такой злачной портовой традиции, как улица Репербан. Ну а мы, как большинство туристов, посмотрели на это всё со стороны, не погружаясь. Что сказать? Весело, нарядно и по-европейски сдержанно — мусорят, но не свинячат.

Путь в сторону набережной до ресторана, где был запланирован обед с видом на Эльбу, прошли днём. По дороге нам предоставилась возможность по достоинству оценить как местный таксопарк, сплошь состоящий из мерседесов слоновой кости, так и запросы местных таксистов, которые за 300 метров поездки требовали 20 евро. В качестве моральной компенсации, нас порадовали отзывчивые полицейские, которые с энтузиазмом показывали дорогу по карте на стене полицейского участка, куда мы забрели, слегка заплутав.

Полицейский участок на Репербане, где нам показывали дорогу

Полицейский участок на Репербане, где нам показывали дорогу

А вот возвращаться было уже куда интереснее. К этому моменту стемнело и вокруг происходило красочное действо «про запретный плод», о котором я уже рассказал. Вдобавок, в канун рождества по улице шествовал тематический парад из многочисленных снеговиков, Санта Клаусов и прочей яркой публики. Ещё мы посетили живой концерт какой-то рок-группы, выступавшей на открытой сцене, и многочисленные ярмарки с глинтвейном. Всё-таки, декабрь на штрассе — надо греться.

Случилось так, что в определённый момент мне надоело дожидаться всю компанию, которая норовила сфотографироваться на фоне каждой встречной вывески и заглянуть в каждый сувенирный ларёк в этом шалмане. Пошёл я неспешно к метро, оптимистично сказав: «Догоняйте!» Догонять меня никто не спешил, и я оказался на той самой станции, куда мы приехали днём — перешёл на противоположную сторону, дождался поезда и поехал в гостиницу.

Вход на станцию

Вход на станцию

И тут гамбургский метрополитен продемонстрировал мне очередное своё отличие от московского. Со всем цинизмом, на какой способен вольный ганзейский город. Оказалось, что с одного и того же перрона поезда уходят по разным веткам, в разных направлениях! Смотреть надо на номер маршрута, светящийся на первом вагоне — U1, U2, U3 и так далее.  Но понял я это, уже когда оказался в какой-то запенде, где сошёл с поезда, который доехал до своей конечной.

Меня окружало натуральное африканское гетто из фильмов про загнивающий запад. Большинство из толкущихся на платформе были чернокожими. Одеты точно так, как киношные рэперы и торчки. Вели себя точно так, как ведут себя торчки и бандиты — нарочито громко голосили, размахивая руками, курили и выпивали. Толком и не понять на первый взгляд — вот эта компания ещё друг другу радуется, или это они уже дерутся? Редкие «ботаны» жались по углам, которые ещё не были заняты западающими нарками. (Не исключено, что я слегка преувеличиваю, но атмосфера там была мрачная.) На стенах граффити, ночь, никаких признаков полиции и абсолютное непонимание того, где я вообще нахожусь. Настроение образовалось не радужное. С другой стороны, обстановочка живо вывела меня из глинтвейновой эйфории, побудила включить мозги и оперативно разобраться с этой невменяемой схемой линий метро. Оказывается, и не метро это вовсе!

Рождественский парад

Рождественский парад

Но разобрался. Правда, по вечерам в гетто даже поезда заезжают с неохотой. Нужный мне маршрут из этой «негритянской» дыры в родную «турецкую» вообще не спешил появляться. Неспокойных минут там прошло с пол-часа. В конце концов, выбраться удалось без эксцессов, пересесть в центре на подходящий поезд и наконец-то выдохнуть с облегчением. Расслабился и даже уже снова вспомнил о контролёрах, как вдруг, буквально под боком, услышал родную речь. Разговаривали два парня лет тридцати. После пережитого волнения, обращение к ним я начал предельно вежливо: «Ну и где вы, блин, раньше были, когда в вас была острая необходимость? Здравствуйте!»

Они не обиделись, почти не удивились и даже слегка обрадовались. Один оказался казахским немцем, второй польским эмигрантом. Или даже не эмигрантом, а просто поляком, который тут работал. Звали его Пауль. Казах вскоре вышел, а с Пашей нам оказалось практически по пути — ему выходить за одну остановку до моей. Пока ехали, разговорились и он пригласил меня взглянуть на польскую дискотеку. Видимо, на радостях, но я согласился — совсем недалеко от гостиницы, человек хороший, да и интересно же — как выглядит польская дискотека в Гамбурге? Ни разу не был.

Вечерний Гамбург

Вечерний Гамбург

Когда добрались до места назначения, стало очевидно, что любопытную Варвару не зря покалечили. Паша пнул закрытую дверь, прочитал объявление и расстроенно сообщил мне, что вчера тут была перестрелка, поэтому сейчас заведение закрыто. «Странно, не первый раз стреляют. Раньше то не закрывали. Может, убили кого?» — почесал он затылок, а я который раз за день вздохнул с облегчением. И пригласил Пашу в гости. Во-первых, дорога к гостинице представлялась смутно, а во-вторых: «Мы ж гостеприимные люди — познакомлю тебя со своими друзьями, посидим где-нибудь, я угощаю.» Шли, разговаривали. Пауль рассказывал про неурядицы в Польше и про то, что в Германии, впрочем, тоже не мёд…

Мост Köhlbrand длиной 4 километра. Впечатляет.

Мост Köhlbrand длиной 4 километра. Впечатляет.

И тут, на другой стороне ночной гамбургской улицы, аккурат на подходе к очередному каменному мосту через канал, я разглядел троицу своих товарищей, которые брели в единственное место, где после одиннадцати вечера в этой глуши можно было поесть — китайский ресторан с гигантскими порциями. Ну, и меня тоже искали. Наверное. Мне хотелось бы в это верить.

О! Увидели мы друг друга в свете фонарей. Ура! Обрадованно замахали руками и ускорили шаг. «Вот! — говорю — смотри, Паша, это мои друзья, сейчас я буду тебя знакомить.»

А Пауль как-то изменился в облике и начал тараторить про то, что он меня проводил, а сам уже спешит и вообще у него тут срочное дело образовалось… и пытается с этим своим перекосившимся лицом в ночи дематериализоваться. «Да погоди ты, — останавливаю я его — пойдём, хоть познакомишься.» Паша как-то весь съёжился и говорит: «Да что-то не нравятся мне твои друзья, пойду я. Очень хочется…» — и в глаза странно смотрит. А в ответ на моё искреннее недоумение добавляет: «Ну ты посмотри на них — еврей, фашист и русский медведь! Это ж кошмар для поляка. Пойду я, а?»

Пригляделся я к товарищам с этой точки зрения. Ну да. Миша всё время упрямится и утверждает, что русский, но никто ему никогда не верит, потому что — характерная деловая хватка и нос. Андрюха — бывший морской офицер, профиль — предельно нордический. Балтийского, правда, флота. А Игорь — действительно, сибиряк и здоровяк. Ну что тут ещё скажешь?

В общем, пожелал я Паше удачи, поблагодарил и отправился с Нашими в «наш» китайский ресторан рассказывать про свои злоключения.

Der Happy-End.

P.S. Как я выяснил позднее, в Гамбурге есть метро (U-Bahn) и «городская электричка» (S-Bahn). Причём, метро по большей части проходит над землёй, а электричка — под. Вот такая странность. При этом, чтобы было удобно пересаживаться, прибывают и отправляются они частенько с одной платформы. Автобусы бывают обычные, метробусы (с очень короткими интервалами движения — почти как метро), ночные и экспресс. Плюс к этому, существует водный транспорт — рейсовые паромчики, которые ходят по Эльбе — с маршрутами и расписанием. Всё это, что я перечислил, интегрировано в общую транспортную систему с едиными билетами.

Вообще говоря, такое транспортное разнообразие наверняка очень удобно, если иметь навык использования. Но с первого раза, с наскока и совершенно без подготовки… ну, вы в курсе. Я думаю, мне ещё повезло.

Традиционные фотографии:

Город-порт:

Просто порт:

One thought on “Вольный город (предрассудки и Пауль)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>