В Ирландию, часть 22 (Балтимор и пунктуальность)

Балтимор
Я уже слишком много написал про эту поездку, я начал иссякать. У меня, конечно, завалялась ещё одна характерная история про то, как мы с вечера железно-прежелезно договорились назавтра выйти в море со вторыми петухами/первыми чайками/третьей треской… в общем, блябуду, в восемь — ходу! Я не помню уже, почему, но так с вечера порешили. Успеть куда-то хотели или похвастаться перед спящими кельтами, как русские умеют с буёв сниматься и растворяться на горизонте, пока не догорела спичка — неважно. Главное же для настоящих джентельменов что? Правильно — уговор дороже денег.

Руссо матросо

Руссо матросо

Те, кто по какой-то непонятной причине внимательно читал мои путевые заметки, уже догадываются, что будет дальше. А всем остальным подсказываю — у наших джентльменов другие актуальные приоритеты. Не у всех, конечно, не у всех. Меня, например, растолкали пол-седьмого — буквально в постели ещё одел перчатки и с закрытыми глазами полез на палубу, готовый отшвартовываться, чистить зубы и завтракать одновременно. Просыпаться и напяливать штаны решено было позже — уже в море. Спать легли вчера поздно, так что на двух лодках из трёх все пребывали примерно в таком же сомнамбулическом состоянии. А вот на третьей яхте картина наблюдалась совершенно противоположная! Не в том смысле противоположная, что там все были бодры и веселы, а в том, что там спали.

Спали самоотверженно и бескорыстно — настоящие богатыри. Поглядывая на эту третью лодку, мы успели умыться, позавтракать, попить чай, кофе, сфотографировать всё вокруг, проснуться наконец! На протяжении полутора часов все вместе и поочерёдно пытались докричаться до них в рации, в рупоры, в твоюбогадушумать и бросать в них пустыми бутылками. Неа. Безмятежность — их второе имя. Два экипажа успели пройти все стадии праведного возмущения: недовольство, гнев, циничное издевательство и уже даже философское равнодушие. За то время, пока мы вели себя, как хреновы интеллигенты и подавляли желание взять их на абордаж, сгорели бы не то что тыщи спичек, за это время в былые времена тут целые города успевали уничтожить.

Маяк Балтимор

Маяк Балтимор

И вот, когда все уже исчерпали в ноль и запасы негодования и залежи юмора, когда мы уже просто начали сидеть на палубе и смотреть пристально в спящую яхту, на свет божий из чрева её выбрался зевающий Шкипер (мы так его и будем называть, законспирировав). Шкипер сладко потянулся, огляделся, почесался… включил рацию и, как ни в чём ни бывало, начал беседовать с чартерным капитаном, который у нас за проводника, на тему того, что вот он, ясно-солнышко — проснулся, сейчас его команде требуется двадцать минут на завтрак и они готовы выйти в море. Мы в этот момент с нетерпением ждали, когда же Шкипер спросит — долго вас всех ещё ждать то? Не сказал. Но тон его был столь умиротворён и неспешен, что на обеих проснувшихся вовремя лодках, экипажи в полном составе двадцать минут катались по полу, не в силах сдержать бурную радость.

Ну, что скажешь? Разрядил обстановку — молодец! Мы даже уже начали изготавливать транспарант ободряющего содержания, чтобы вывесить его на палубе «ШКИПЕР — НИХАРОШИЙЧИЛАВЕК! ПРИЯТНОГО АППЕТИТА!», но пожалели казённые простыни. Так потом здоровья пожелали, лично. Нормально они, кстати, завтракали — почти час. Но мы уже ко всему привыкли.

В гостях у сына

В гостях у сына

Вот такая история у меня завалялась, но я не могу её рассказать, потому что она может душевно травмировать нашего товарища и просто хорошего человека. Тем более, что он, конечно же, был прав — спешить то нам, по большому счёту было некуда. Ну, вышли бы мы, как условились — пришли бы раньше времени, чё б мы там делали? Прав, прав. Во всём прав. А случай этот лишь демонстрирует нашу нетерпеливость и бескультурие. Ну, зачем я такое буду рассказывать? Пусть всё так и останется весёлым эпизодом лишь в нашей памяти.

А фотографии сегодня про переход в Балтимор. Все в мире слышали про американский город-порт, столицу штата Мэрилэнд. А мы теперь знаем, в честь какого населённого пункта он назван. В ирландском Балтиморе, что в графстве Корк, население всего 400 человек, спасательная станция и три достопримечательности — замок, маяк и душевые кабины на пирсе. Нас заинтересовала только последняя, потому что времени у нас тут было в достатке и мы, вместо осмотра деревни, решили сгонять на такси к детям в Скол. Соскучились, всё-таки. Как я потом понял, соскучились в основном мы — детям там скучать было некогда.

 

*Крупнейший город Австралии, столица штата Новый Южный Уэльс был назван колонистами в честь лорда Сиднея, бывшего на момент основания города (1788 год) министром колоний Великобритании.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>